Борец за автономию Башкортостана из мензелинских башкир Ильдархан Мутин

мутинВ прошлом году Президент России В.В.Путин подписал Указ о праздновании в 2019 году 100-летия образования Республики Башкортостан. История образования национальной государственности башкирского народа состоит из нескольких этапов. 15 ноября 1917 года была провозглашена автономия Башкортостана. В декабре 1917 года на 3-м Всебашкирском учредительном курултае автономия была утверждена и сформировано правительство. В 1918 году были созданы вооруженные силы и местные органы власти. Завершился процесс признанием Башкирской автономии центральной советской властью — подписанием 20 марта 1919 года Соглашения центральной советской власти с Башкирским правительством о Советской автономии Башкортостана.

В борьбе за автономию активное участие принимали все слои башкирского народа и представители разных уголков края. В авангарде этого движения были и представители северо-западных башкир. Одним из лидеров башкирского национального движения был уроженец Мензелинского уезда (ныне территория Республики Татарстан) Ильдархан Ибрагимович Мутин, член Башкирского центрального шуро, Башкирского правительства, заместитель председателя Башкирского военного совета, заведующий отделом финансов Башкирского правительства, позднее нарком внутренних дел, соцобеспечения Башкирской Советской Республики.
Ильдархан Мутин происходит из башкирского дворянского рода Мутиных — династии старшин Гарейской волости. Родоначальником дворян Мутиных является Мутя Янурусов (Енурусов), башкир деревни Такталачук Гарейской волости Казанской дороги (ныне Актанышский район Республики Татарстан). Он служил старшиной Гарейской волости, в документах упоминается с 1745 года. Его сын Темир Мутин после отца также служил старшиной Гарейской волости, имел звание сотника. Участвовал в Семилетней войне 1756—1763 гг. В походе занимал должность помощника главного старшины башкирской команды Кидряса Муллакаева.
В 1759 году Темир Мутин в составе делегации представителей башкирского народа посетил Санкт-Петербург, где они выразили верность императрице Елизавете Петровне. В Санкт-Петербурге Темир Мутин вместе с товарищами направил в Сенат письмо с просьбой запретить захват башкирских земель, купчие на них скреплять только при согласии населения всей волости.
Старший сын Темира Мутина Аднагул (1750 г.р.) от отца унаследовал должность старшины Гарейской волости. Принимал участие в Крестьянской войне под предводительством Пугачева. В январе 1774 года участвовал в осаде села Елабуга Казанской губернии. 17 октября явился с повинной в город Казань, где был оставлен в качестве аманата (заложника). Позднее вернулся домой, служил в должности старшины, с 1798 года стал юртовым старшиной 11-го башкирского кантона.
Младший сын Т.Мутина Сафаргали Темиров (1760 г.р.) являлся походным старшиной. Служил дистаночным начальником (снаряжал и направлял башкирские команды на дистанции Оренбургской пограничной линии). Предки Ильдархана Мутина в период кантонной системы управления в Башкортостане служили в Башкирском войске. Мутины в XIX веке получили дворянство.
Ильдархан Ибрагимович Мутин родился 21 июля 1888 года в деревне Такталачук Мензелинского уезда Уфимской губернии, ныне Актанышский район Республики Татарстан. Окончил Мензелинское 4-классное городское училище. В 1909 году был призван в армию, пять лет служил в составе 12-й пограничной бригады. После армии работал учителем, затем в таможенном ведомстве, позднее являлся инструктором кооперации.
Летом 1917 года Ильдархан Мутин присоединился к национальному движению за автономию Башкортостана. Он был не один вовлечен в борьбу за автономию из рода Мутиных. Из его родственников Гариф Мутин являлся членом Союза башкирского народа (июль 1917 г.), офицер Гумер Мутин в 1918 году служил в составе 3-го Башкирского пехотного полка.
Илдархан Мутин с самого начала движения вошел в когорту лидеров. На 1-м Всебашкирском курултае, проходившем 20—27 июля 1917 года в Оренбурге, его избрали в исполком Башкирского центрального шуро (совета). В августе 1917 года курултай направил Мутина вместе с Заки Валиди и Усманом Куватовым в Петроград для того, чтобы донести до Временного правительства решения 1-го съезда. «Меня, студента университета Усмана Куватова и некоего интеллигента Ильдархана Мутина решили направить в Петроград в правительство Керенского с поручением решить ряд недоразумений, остававшихся тяжким грузом на башкирах нескольких поколений. В частности, надо было защитить наши земельные права, добиться возвращения башкирских капиталов, накопившихся ещё с царских времён, получить в распоряжение самих башкир прежние войсковые здания, парк и мечеть Караван-сарай в Оренбурге…», — пишет Заки Валиди в своих воспоминаниях.
Башкирские представители были на приеме у министра сельского хозяйства, однако положительного решения вопросов, волнующих башкирский народ, они не добились. Временное правительство все вопросы отложило до съезда Всероссийского учредительного собрания, который был намечен на начало 1918 года.
По возвращении из Петрограда Ильдархан Мутин возглавил военный отдел Башкирского Центрального шуро. В ноябре 1917 года вместе со своими соратниками участвовал в разработке и принятии судьбоносных документов в истории национальной государственности Башкортостана. 16 ноября 1917 года Башкирское Центральное шуро своим фарманом №2 объявило автономию Башкортостана и приступило к ее реализации.
11 ноября 1917 года Мутин принял участие в съезде золотопромышленников Оренбургского края. Перед делегатами выступил с докладом о земельной политике Башкирского центрального шуро. Поясняя решения башкирских съездов по поводу башкирских земель и недр, он говорил: «Второй пункт резолюции касается тех земель, которые были отобраны в обход всех законов, а потому должны быть возвращены безусловно, как составляющие неотъемлемую собственность башкир.
Что же касается недр Башкирии, то они безусловно должны поступать в пользование башкир, так как без них немыслимо будущее благосостояние и самое возрождение нашего народа, особенно теперь, когда вообще благосостояние всякого народа характеризуется количеством полезных ископаемых».
В декабре 1917 года на 3-м Всебашкирском учредительном курултае Мутина избрали членом Кесе курултая (предпарламента) автономного Башкортостана и Башкирского правительства. Он занял должность казначея (заведующего отделом финансов) национального правительства. Однако с приходом в Оренбург большевиков в феврале 1918 года члены Башкирского правительства, в том числе Ильдархан Мутин, были арестованы. Оренбургский губревком их обвинил в связях с атаманом Дутовым.
В апреле 1918 года члены Башкирского правительства были освобождены в ходе налета башкир и казаков на Оренбург. Два месяца Мутин скрывался от большевиков. В начале июня 1918 года после восстания Чехословацкого корпуса он прибыл в Челябинск, где возобновило свою деятельность Башкирское правительство. Руководство автономии первым делом занялось созданием своих вооруженных сил. Для этого был учрежден специальный военный орган — Башкирский военный совет, который выполнял функции штаба Башкирского войска. Военный совет возглавил руководитель национального движения Заки Валидов. В военном деле ближайшим соратником Валидова стал Ильдархан Мутин. С июля 1918 года Мутин являлся заместителем (товарищем) председателя Башкирского военного совета.
В августе-сентябре 1918 года, когда Заки Валидов вёл переговоры с Комитетом членов Всероссийского учредительного собрания в Самаре, участвовал в Государственном совещании в Уфе, Ильдархан Мутин брал на себя руководство военным советом. Позднее он заведовал финансовым отделом Башкирского правительства.
В ноябре 1918 года с приходом к власти Колчак заявил об упразднении Башкирского правительства и Башкирского войска. В этой ситуации руководство автономии начало искать пути сближения с большевиками, которые гарантировали самоопределение народам России. Некоторые члены Башкирского правительства, в том числе и Мутин, выступили против соглашения с советской властью. В январе 1919 года противники союза с большевиками были выведены из состава правительства.
После перехода Башкирского правительства и Башкирского войска на сторону советской власти Мутину трудно было рассчитывать на руководящие посты в новом революционном правительстве Башкортостана. Он не был избран в состав Башкирского военно-революционного комитета. Однако к марту 1919 года ситуация изменилась. 1 марта его назначили исполняющим обязанности народного комиссара внутренних дел Башкирской Советской республики вместо Ф.Тухватуллина. 15 апреля он возглавил народный комиссариат социального обеспечения. Наконец-то Мутина избрали членом Башревкома. К концу апреля 1919 года Башревком оказался в эвакуации в городе Саранске.
Тем временем, к маю 1919 г. юго-западные территории Башкирской республики были освобождены от белых. Башревком, не дожидаясь полного освобождения территории Башкортостана от Колчака, приступил к восстановлению местных органов автономии. Для этого был учрежден специальный орган с широкими полномочиями — Совет уполномоченных Башревкома. Совет состоял из трех человек: председателя и двух членов. Одним из членов совета был избран Ильдархан Мутин.
Совет уполномоченных Башревкома начал свою деятельность 10 июня 1919 года на территории Ток-Чуранского кантона. Мутин и его соратники организовали съезды Ток-Чуранского, Кипчак-Джитировского кантонов, были образованы кантонные ревкомы. В этих кантонах организовали мобилизацию населения и лошадей в башкирские части. В итоге для Отдельной Башкирской стрелковой бригады Советом было мобилизовано 200 человек, закуп­лено 543 лошади, из них 243 отправлено в г.Белебей в состав формирующегося 3-го кавполка Отдельной Башкирской кавалерийской дивизии.
По возвращении Башревкома из Саранска совет уполномоченных был упразднен. 28 сентября 1919 года И. Мутина назначили заместителем наркома продовольствия Башреспублики. Из-за гражданской войны население Малой Башкирии обнищало, начался голод. С ноября Мутину приходилось бороться с гуманитарной катастрофой, спасением населения от голода. До февраля 1920 года он в качестве заместителя уполномоченного Комиссии ВЦИК «Башкирпомощь» работал в Тамьян-Катайском и Бурзян-Тангауровском кантонах, наиболее пострадавших от войны.
После выхода майского декрета 1920 года ВЦИК и СНК РСФСР «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики» стало ясно, что большевики не намерены предоставлять гарантированные ранее широкие автономные права Башкортостану, все экономические полномочия республики перешли в ведение центральных властей.
В знак протеста против политики советов Ильдархан Мутин вместе с соратниками — членами Башревкома покинул свой пост и выехал в Среднюю Азию. Здесь он устроился на работу в отдел просвещения Кермининского округа Бухарской Советской республики. В июне 1921 года Мутин вернулся домой. Его назначили председателем правления Башцентросоюза. В 1922 году он уехал в Москву в качестве уполномоченного Башцентросоюза и Башсовнархоза. В сентябре 1923 года вернулся в республику, несколько лет работал в правлении инвалидной кооперации БАССР. В 1926 году его вновь направили в Москву, теперь уже на должность заместителя заведующего Башкирским торговым представительством. В Москве Мутин проработал два года.
Как и многие бывшие деятели башкирского национального движения за автономию Башкортостана, Ильдархан Мутин в конце 30-х годов стал жертвой сталинских репрессий. 3 февраля 1938 года он был расстрелян.

Азат Ярмуллин.

Просмотров (279)

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *