Участие канлинцев, уроженцев Буздякского района, в общественно – политических событиях России и Башкортостана в первой половине ХХ века

М ХаликовПо свидетельству профессора А. З. Асфандиярова все населенные пункты Буздякского района возникли на территориях следующих башкирских родов: Канлинской с тюбами Актау, Урмекей, Балказы, Токбай, а также Кубовской[1]. К Канлинской волости относились следующие башкирские деревни: Актау, Устюба, Малая Устюба, Шланлыкулево, Сабанаево, Тавларово, Ново-Тавларово, Кубяк, Ново-Кубяково, Кузеево, Якупово, Шигай, Сабаево, Канлы-Туркеево, Сыртланово. К Кубовской волости соответственно входили деревни Копей-Кубово, Телякей-Кубово, Батырша-Кубово[2]. В XVIII веке эта волость называлась Телякей Кубовской предводителем ее был старшина Токсура Алмяков, будучи при А. И. Тевкелеве в Санкт-Петербурге в составе казахской делегации, собиравшейся дать присягу верности царю, как подданные России, разузнал цели Оренбургской экспедиции и предупредил об этом старшину юрматинской волости Кильмяка – абыза Нурушева. Проведение в жизнь планов Оренбургской экспедиции И. К. Кирилова и привело к башкирскому восстанию 1735 – 1740 гг.

Начало XX века характеризуется оживлением общественной жизни в Башкортостане. Наверное, наибольшую известность из канлинцев, уроженцев Буздякского района, завоевала на общественно-политическом поприще России, семья дворян Сыртлановых.

Национальное движение, которое активизировалось в период Российской революции 1905-1907 гг. втягивало в свою орбиту и башкирскую интеллигенцию. Среди учредителей «Союза мусульман», был например, башкир Белебеевского уезда Уфимской губернии, Шах-Айдар Шахгарданович Сыртланов. Депутат Думы I-го и II-го созывов Ш. Сыртланов окончил в свое время Оренбургский кадетский корпус. 9 лет прослужил в Туркестане. Выйдя в отставку Ш. Сыртланов являлся непременным членом по крестьянским делам присутствия, гласным уездного и губернского земств, почетным судьей, председателем уездной управы, членом губернской земской управы. Он, также как и остальные депутаты – мусульмане присоединился к кадетской фракции. С созданием самостоятельной парламентской фракции мусульман, он вошел в состав семи членов бюро фракции.

Ш. Сыртланов активно выступал в думских прениях по аграрному вопросу. Особенно его тревожило положение башкир-вотчинников в связи с расхищением их земель. С трибуны I Государственной думы он огласил свое программное заявление по башкирскому аграрному вопросу и не только. «Башкиры приняли подданство России… Это не завоеванный народ. При принятии их в подданство им было обещано, что не тронут земли их, ни их имущества, ни религии, ни обычаев, ни быта. Со временем башкир обратили в казачье войско, они участвовали в отечественных войнах и оказали известные заслуги… Их трудами выстроили Оренбургскую крепость… Их заставляли возить собственный их лес в казну, сплавлять этот лес по Сакмаре и Уралу и возить на верблюдах и лошадях за 1000 и больше верст… Но все таки еще можно было терпеть до тех пор, пока не начались хищения башкирских земель. Началось это при генерал – губернаторе Крыжановском … Началось размежевание башкирских земель. При размежевании изданы были законы и правила вопреки желаниям башкир, да при том еще в издании этих законов было заинтересовано большинство членов тех учреждений, которые писали и утверждали законы, т.е. Государственный совет и особый комитет сельского состояния. Всем им обещаны были башкирские земли… В заключении я должен высказать просьбу башкир о том, что когда они дождались учреждения Государственной думы, то надеются, что отнятые у них земли будут им возвращены, все же те земли, которые перешли в третьи и четвертые руки, и их нельзя вернуть, то чтобы плата, которая идет в казну, им была возвращена. И затем, если Дума решит вопрос о том, чтобы наделить безземельных и малоземельных башкир за частных владельцев и при покупке у них земли поступающие за эту землю деньги шли бы к ним, а не в казну, как до сих пор»[3].

Сыртланов так рьяно защищал земельные права башкирского народа, что получил от своих коллег депутатов – мусульман шуточные прозвище «башкирские земли»[4].

Старший сын Шах-Айдара Сыртланова, Галиаскар образование получил также в Оренбургском Неплюевском кадетском корпусе, затем окончил Александровскую военно-юридическую академию с медалью и его имя было занесено на мраморную доску академии. Он служил в Главном военно-судебном управлении Военного министерства и адвокатом в Санкт-Петербургском военном суде. Будучи блестящим адвокатом провел около 500 уголовных и 40 политических процессов. Выступил защитником на процессе в отношении вице-адмирала З. П. Рождественского, адмирала Н. И. Небогатова, генерал-лейтенанта А. М. Стесселя, которых обвинили в сдаче Порт-Артура и других неудачах русской армии в русско-японской войне.

Калимулла Гумерович Хасанов был депутатом Государственной думы второго созыва от Уфимской губернии. Он также выступал с трибуны Думы по земельному вопросу по наказам своих выборщиков башкир-вотчинников. Когда за свою политическую деятельность он подвергался судебному преследованию, защитником его на суде в Санкт-Петербурге был тот же Галиаскар Сыртланов. Он состоял в партии «Союз мусульман», входил в мусульманскую фракцию Государственной Думы. В Думе занимался проблемами мусульманского паломничества – хаджа. Оказывал финансовую поддержку Женевской секции Комитета помощи политическим каторжанам. В 1910 году был избран председателем Мусульманского благотворительного общества Санкт-Петербурга, который возглавлял до своей трагической гибели в августе 1912 года[5].

Одним из самых известных канлинцев является Муллаян Давлетшинович Халиков, он родился в 1894 году в дер. Старый Актау Белебеевского уезда (нынешнего Буздякского района РБ). Он стоял у истоков башкирского национального движения, вскоре показав себя на деле, вошел в ряды самых выдающихся деятелей этого движения.

Будучи членом Башкирского правительства, с июня 1918 года вел переговоры с Самарским правительством Комуч. Позже М. Халиков сыграл важную роль в подготовке перехода Башкирского правительства и войск на сторону советской власти. Он вместе с председателем Башкирского правительства Мстиславом Кулаевым подписан в г. Симбирске предварительный договор об условиях Башкирской автономии. Вскоре Муллаян Халиков в составе башкирской делегации прибыл в Москву для подписания «Соглашения о признании автономного Башкортостана».

В переговорах с Самарским Комучем, с представителями советской власти в Уфе, Симбирске и Москве он показал себя выдающимся дипломатом. Его дипломатические способности проявятся и в последующих событиях. В июле 1921 года он занял пост председателя Совета Народных Комиссаров БАССР. Много было сделано им для преодоления трагедии 1921 года. 31 января 1921 года он стал председателем комиссии по определению границ «Большой Башкирии». В этом качестве М. Халиков, добивался включения в состав «Большой Башкирии» всех исторических территорий башкирского народа, в том числе Мензелиского уезда. Ахмед Альмухаметович Биишев, политический секретарь Башкирского обкома РКП(б), назвал Муллаяна Халикова «башкирским самородком»[6]. Его выдающиеся способности, к сожалению, не были использованы на его родине. В 1925 году он был отозван в Москву, где занимал ряд должностей в финансовой сфере. Однако, политическая жизнь его продолжалась и в столице. Об этом свидетельствуют его доклад на заседании Урало-башкирского землячества, от 5 апреля 1933 года. Доклад он свой озаглавил «Октябрьская революция и башкирское национальное движение»[7]. Понятно, что в 1933 году он уже не будет восхвалять лидера национального движения Ахмат-Заки Валидова. Тем не менее это удивительный доклад, который многое расставляет по своим местам и позволяет судить об этом человека, и как о серьезном ученом, и как сильной личности.

Большой террор 1937 года не мог обойти стороной «бывшего валидовца». В 1958 году Муллаян Халиков был реабилитирован. Сегодня предстоит много сделать для возвращения этого выдающего деятеля на его подлинное место в истории нашей республики.

Нурислам Калмантаев, к.и.н., доцент БашГУ

 

[1] Асфандияров А. З. Из истории башкирских сел и деревень Буздякского района // Ватандаш. 11, 1998. С. 71

[2] Там же.

[3] Государственная дума. Стенографические отчеты. Сессия первая. Т. 2. СПб., 1905. С. 921-923

[4] Усал М.Ф. Мусульманские депутаты и их работы в первой и третьей Государственной думе. Казань (б. д.). С. 12

[5] Башкортостан. Краткая энциклопедия. Уфа, 1996. С. 554

[6] Заерова А. Н. Северо – западный Башкортостан в 1917 -1922 гг. Уфа, 2008. С. 81

[7] Национально – государственное устройство Башкортостана. Автор – составитель

Б. Х. Юлдашбаев. Уфа, 2002. Т. 1. С. 107-119.

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *