Башкирский Шагал

IMG_0018Среди современных Челябинских живописцев Латфулину нет равных. Никто кроме него не может воплотить на холсте уральские пейзажи деревенской жизни, достойным кисти Марка Шагала.
Недаром на любой выставке от увиденного зрители стоят, как вкопанные, возле пейзажей, портретов Зайнуллы Латфулина. А из желающих приобрести ккартины для собственной коллекции выстраивается очередь. Надо ли удивляться тому, что многие картины Зайнуллы Латфулина находятся в музеях Челябинска. Они хранятся в галереях и частных коллекциях Челябинска, Уфы, Кунашака, Екатеринбурга, Москвы и зарубежом.
Зайнулла Нигаматович Латфулин родился 13 мая 1947 года в старинной башкирской деревне Курманово Кунашакского района Челябинской области. ( После аварии на химкомбинате ПО «Маяк» деревня была эвакуирована в другое место и стала называться Ново-Курманово). И хотя годовалого малыша через год привезли в Челябинск, и он стал челябинцем, память о родном селении не только в паспорте, но и в сердце.


В Челябинске юный Зайнулла учился в школе № 9. В семье было 4 детей. Папа Нигамат работал на шахте, а мама Файхана занималась хозяйством и воспитанием детей. Детские годы прошли в колхозном поселке. По праздникам в доме родителей собирались многочисленные родственники, пели башкирские песни, а отец играл на тальянке.
Рано пробудившийся талант привел Латфулина в Лениградское высшее художественное училище имени В.И. Мухиной на факультет художественной монументалистики. В 1979 году он окончил училище. Диплом защитил в мастерской Заслуженного художника РФ, профессора Г.А. Савинова.
Сразу после завершения учебы Зайнулла включился в многолетний марафон по участию в московских, зональных, республиканских и общесоюзных выставок.
Творчество Зайнуллы Латфулина, недавнего председателя Челябинского отделения «Союза художников России, преподавателя живописи Челябинского художественного училища, самобытно и выразительно. Его картины, не спутаешь ни с какими иными, даже на сходные сюжеты. Превосходный живописец, блистательный монументалист, развивающий традиции башкирской художественной культуры, он широк в своих тематических устремлениях. Он создает серьезные, сложные жанровые полотна, портреты, пейзажи. Но прежде всего он сугубо национальный художник. Не только в тематическом постоянстве, но главное – в глубине, первородности осознания национальных традиций, обычаев, стародавнего и современного жизненного уклада башкирского народа, в раздумьях о его судьбах. Даже по форме исполнения произведения Латфулина как бы наследует характерные черты башкирского народа – они эпичны, напевны, неторопливы и несуетны, они просторны, красочны и композиционно свободны. Зайнулла Латфулин появился на выставках в начале восьмидесятых годов сразу как станковый живописец, график и монументалист. Он вошел в искусство нашего края со своей пронзительной чистотой, откровенной и самобытной. Своеобразна его художественная стилистика. В чем-то он опирается на монументальную живопись XVI века. Как у Дионисия, у него нарядная изысканная палитра, мелкие, без подробностей лица, удлиненные пропорции фигур. Вместе с этим в творчестве художника сплавились воедино яркая красочность народного лобка, непосредственность детского творчества, национальная башкирская самобытность, реминисценции от произведений Шагала и богатство композиционных приемов современной живописи. Его картины чем-то близки к картинам Шагала.
Из широко знакомых челябинцам работ Латфулина, как художника-монументалиста-мозаичная роспись фасада здания библиотеки № 15 им. Ш.Бабича, выполненная в 1981 году.
Одна из заметных работ художника находится в детском оздоровительном лагере им. Гагарина близ г.Кыштыма. В 1986 году, эта работа была признана лучшей работой Республиканским экспертным Советом по монументальному искусству в Москве.
В первых полотнах художника привлекло радостное буйство белого цвета. Как яблоневая кипень в весеннем саду. Осталась в памяти работа «Разговор» (1983). Есть в народном творчестве прием, который называется «оживка» – от слова «оживлять, веселить, радовать». Для этого мастера пробелами с оттенками разных цветов прописывают работу, радуют зрителя. Этот прием удачно использован во многих ранних работах Латфулина.
Как в рассказах В.Шукшина, в произведениях Латфулина повторяются одни и те же «персонажи», дети, подростки – пастушки и голубятники, девушки в национальной башкирской одежде, невесты, старики и старухи в окружении бытовых деталей и подробностей хорошо знакомых любому жителю послевоенных городских окраин. Здесь и голуби, и куры и козы, и коровы и лошади, которые паслись рядом с домом, охраняемые ватагой пацанов. Но было в изображении героев Латфулина то особенное, что сразу выделило его из ряда других живописцев: точность жеста, скульптурная выразительность фигур. Движения его героев неторопливы, как замедленной киносъемке. Они словно совершают веками установленный ритуал. Старик в преклонении перед тушей барашка. Бабушка несет освященный семейными традициями чайник. Жених в благодарении держит цветы перед окнами родильного дома. Изображения точны, емки, выразительны. Его картины безупречны. Пейзажи тонко передают настроение художника. Светлое настроение вызывают пейзажи Латфулина, раскрывающие своеобразие мотивов, красок, ритмов нашего края. Их колорит определяется светоносными плоскостями уральских рек, живописностью их берегов. Каждая из работ создается на основе тщательного изучения натурного впечатления и продуманного построения композиции, но в то же время все они несут на себя отпечаток импровизации. Мотивы холстов емкие, но не бьющие в глаза.
Так же тонко, как состояние природы, умеет почувствовать и передать художник и состояние человека. Большим профессионализмом отмечены портретные работы мастера. Модели их – обычные, ничем не примечательные люди, но в каждом из них чувствуется богатая внутренняя жизнь. В каждом из портретных образов живописец стремится передать различные переживания, хотя никогда не изображает сильных страстей – чувства его персонажей сдержанны, даже чуть приглушены. Относительно небольшие размеры полотен заставляют автора быть в высшей мере лаконичным, предпочитать строго уравновешенные композиции и нейтральные фоны.
Особую интимность чувств, одухотворенность, человеческое тепло вносит живописец в изображение пожилых людей. В поэтике их морщин, в неповторимости формы рук, выписанных с бережной тщательностью, – бездонная история жизненных испытаний и душевных движений. Эти люди переживают не какие-то определимые чувства – они просто переживают свою жизнь.
Развитие творчества Латфулина – это постоянные поиски, стремление к новым идеям, постановка все новых образных и живописных задач. Сегодняшний итог исканий художника естественен и органичен: отрабатывая свою живописную концепцию в портрете и пейзаже, он пробует синтезировать свои наработки в тематической картине и делает это успешно.
С тем же увлечением, что и к творчеству, живописец относился к педагогической деятельности, в Челябинском художественном училище, где обучал студентов не просто основам живописи и рисунка, но и живописной культуре и мастерству, всегда придавал большое значение работе с натуры, этюдам на пленере, делал интересные натюрмортные постановки.
Сила художественного впечатления у Латфулина достигается другим – тем, что он владеет всеми средствами, доступными традиционными реалистическому искусству. Именно они открыли ему возможность приблизиться к передаче той подлинной правды жизни природы и человеческих чувств, которую мы называем художественной.

Мухаммат Хабиров, Челябинская область

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *