Дон поднялся, пора и нам

курай на мамаевом курганеЖурналисты республики намерены восстановить имена всех бойцов 112-й Башкирской кавдивизии

Такая идея возникла после автопробега, который недавно прошел по боевому пути 112-й Башкирской кавдивизии. Его инициатором стал ростовчанин подполковник в отставке, историк и краевед Махмут Салимов, который «поднял Дон» на благую акцию, причем все откликнулись единодушно и сразу. По словам главного редактора газеты «Башкортостан» Азамата Юлдашбаева, участников автопробега очень радушно встречали представители военкоматов, кадетских училищ, руководители общественных организаций, чиновники и, конечно, рядовые граждане от мала до велика. И все говорили слова благодарности воинам 112-й кавдивизии, искренне интересуясь, чем можно помочь.

Любо, братцы, любо

Там, где воевали башкирские конники, их свято помнят и чтут. «Мы были не просто тронуты — поражены приемом, который нам оказали в Волгоградской и Ростовской областях, — говорит один из участников автопробега главный редактор газеты «Башкортостан» Азамат Юлдашбаев. — Чувствовали себя некими послами республики, поскольку встречи были организованы на высшем уровне. Даже прибыл полномочный представитель президента РФ по Южному округу Анатолий Сафронов. Кстати, он наш земляк, хотя у нас возникло ощущение, что там мы земляки для всех. Без преувеличения скажу, чувствовал себя так, как будто никуда из республики и не уезжал. Казаки везде встречали нас хлебом-солью, причем башкир они искренне считают своими. Во-первых, потому что и наши предки были казаками, а во-вторых, потому что башкиры тоже веками сражались за свою свободу. Правда, когда я говорил это на торжественных церемониях, меня тут же поправляли: «Азамат, не за свободу, за волю сражались». Для казаков это принципиально важно, и эти понятия они четко разделяют».

 

Живут и помнят

Но самое главное, по словам участников пробега, не в этом. Главное в том, что башкирских конников свято чтят, ведь здешняя земля буквально пропитана их кровью. «Там, где прошла война, отношение к погибшим другое, — уверен Азамат. — Война для тамошних жителей — не абстрактное понятие, а часть исторической памяти, она впитывается с молоком матери. До сих пор из поколения в поколение передаются рассказы о том, как башкирские хлопцы насмерть стояли у Белой Калитвы и Алексеевского, Обливской и Морозовского, хуторов Дева и Чугунная Балка. Кстати, хутор Чугунная Балка почему-то не упоминается историками, а между тем там бойцы кавдивизии попали под ураганную немецкую бомбежку. Местные жители, по рассказам стариков, знают, что после нее земля была усеяна человеческими и конскими трупами. Голодные волки уже начали было свое пиршество, но местные всех павших похоронили. Правда, ни имен, ни фамилий они не знали».
И не знаем ни чинов, ни имён…

— Их не знают до сих пор, и мы посещали братские могилы с чувством вины перед павшими, — продолжает Азамат Юлдашбаев. — В Волгоградской и Ростовской областях таких захоронений множество, за ними тщательно ухаживают, но, в отличие от дончан, мы, жители республики, не сделали практически ничего, чтобы хотя бы частично восстановить имена безвестных бойцов 112-й Башкирской кавдивизии. Ведь когда я интересовался у местных жителей, приезжали ли из Башкортостана делегации вроде нашей, то везде получал один ответ: не были ни разу.

До этого аналогичную экспедицию в 1948 году от нашей республики совершил лишь поэт Рами Гарипов. Правда, уфимский музей Боевой славы уже много лет поддерживает контакты с администрациями районов, где бились башкирские конники. Однако архивная работа практически не ведется, дело ограничивается лишь редкими дружественными визитами.

А республиканские поисковики в основном проводят раскопки в Ленинградской области, где сражалось немало частей, большей частью укомплектованных уроженцами БАССР. Что же касается 112-й кавдивизии, то ее бойцов целенаправленно никто не ищет.

«Это укор всем нам, жителям республики, — говорит Азамат Юлдашбаев. — Журналисты намерены восстановить имена всех ее солдат. Поэтому мы просим всех, чьи родственники были зачислены в 112-ю Башкирскую кавдивизию, присылать на адрес редакции газеты «Башкортостан» их имена и фамилии, наградные документы и вообще любые сведения. А мы подключим к делу другие СМИ, архивы, историков, региональные поисковые службы, общественные организации, чтобы никто из бойцов-кавалеристов не остался безвестным. Ведь прежде всего это надо нам. Тем, кто сложил головы, кроме нашей памяти и молитв уже ничего не нужно. Кстати, в автопробеге мы познакомились с жителем Туркменистана Владимиром Атаевым, который всем нам может служить примером. Он уже пятьдесят один год подряд в мае приезжает на могилу своего отца — тоже кавалериста 112-й. Правда, тот призывался из Туркмении».

 

К СЛОВУ

Как вспоминал Герой Советского Союза генерал-майор Тагир Кусимов, первоначальный отбор в дивизию шел очень жестко. Желающих оказаться в ней было так много, что они буквально осаждали военкоматы.

А самые неугомонные даже приезжали на станцию Дема, где формировалась дивизия, и буквально с криком требовали зачислить их в кавалеристы.

Но брали только лучших из лучших. Причем не только по моральным качествам, но и по внешним данным, чтобы показать башкирских батыров во всей боевой красе.

К несчастью, очень многие из них так и остались лежать в донских степях, до сих пор числясь пропавшими без вести.

 

МЕЖДУ ТЕМ

Как говорят некоторые участники, автопробег вскрыл один досадный факт:

 

РУБИЛИ ФРИЦЕВ САБЛЯМИ ПОД САМЫЙ КОРЕШОК

Причиной подавляющего большинства потерь дивизии стали авианалеты. Немцы быстро поняли, что кавалеристам в степях по большому счету укрываться негде, поэтому на конников стали посылать исключительно самолеты. Те бомбили на бреющем в упор, а люди в отчаянии… конной лавой выходили на них в атаку с саблями. Это были шаги беспримерного мужества и… злобы на свое бессилие. Но и мстили башкирские кавалеристы от души. Рубили немцев мастерски и без пощады. Под Сталинградом одна из мобильных групп кавдивизии ворвалась на вражеский аэродром, в считаные минуты устроила немцам настоящую кровавую баню и так же быстро исчезла. Увидев трупы своих солдат, шокированные фрицы, которых после нескольких лет войны было уже сложно чем-то напугать, даже вызвали представителей международного Красного Креста. Чтобы те зафиксировали «зверства» кавалеристов.

Как пишет в своих мемуарах бывший офицер вермахта Дитер Штольке, медики никаких «зверств» не обнаружили. Просто объяснили ошарашенным воякам, что такие «не эстетичные и ужасные» раны оставляет умелый сабельный удар. А сабли не запрещены.

Сергей Здоровцов, газета “Республика Башкортостан”.

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *